Ахъяд Идигов ПАСЕ в Страсбурге 2001г.Читая статью  известного «проповедника» Мусы Темишева, я заметил, что он прав, но не во всем. А вот мнение француза, который сказал, что митинг 23 февраля с. г. в Страсбурге видится ему, как вызов одному из центров европейской политики в виде «джихадистской стихии » – это очень серьезно. Тут речь идет о ярлыке /имидже/ незаслуженно навешанном чеченскому народу и его государству по всему миру. Даже в их фильмах чеченцы и их государство изображаются в худшем свете /исламские террористы, экстремисты, сепаратисты и т.д./, что имеет «ничтожно малое отношение к нашему народу и ЧР-Ичкерия в сравнении с действиями Москвы». И этот имидж создаётся нам по этническому признаку Кремлем, независимо от политических пристрастий, предательства или про русской ориентации, хотя это есть и результат нашей беспечности — не оборачиваясь уйти и забыть. Когда же мы научимся делать выводы?

Проведение митинга, это благое и нужное дело, но его организаторы должны знать заранее, с какой целью он проводиться, и сообщить об этом участникам, приглашая их, а по возможности и проект резолюции. Нужно понимать, что ссылка народов в 1944 году была политической акцией сталинского атеистического режима, и не имела никакого отношения к религии. Президент Дудаев и Парламент в день 50-летия ссылки нашего народа в 1994 году отменили траур в этот день. И 23 февраля объявлен «Днем возрождения чеченского народа». И нельзя было, конечно, пренебрегать этим решением. Люди могли помолиться в мечетях в память об убиенных и умерших в ссылке, и «саг1 даккха» /раздать милостыню/, и не делать политику «по частым возгласам «Аллах Акбар!», по дикому виду собравшихся в каких-то косматых папахах можно было подумать, что вся эта масса под воинственный клич вот-вот бросится на штурм здания Европарламента«. И после этого митинг принимает резолюцию с требованиями к Совету Европы! Чеченские политические беженцы обязаны демонстрировать свою организованность и политическую зрелость. Этого, к сожалению, не было.

С развалом СССР в 1991 году Запад признает независимость всех республик, вышедших из состава СССР, кроме Чеченской Республики / + Ичкерия с 1994 г./. Эта уступка Москве чеченскому народу обернулась 4 — ю военными агрессиями /1991,1992,1994 и 1994-1996гг./ и смертью 125 тысяч мирных граждан, но и поражениями для власти Кремля. Мы не хотели войны, но вынуждены были бороться за мир. Затем была и 5-я агрессия и оккупация нашей страны Москвой, и снова более 125 тысяч убитых чеченских граждан и полное разрушение городов и селений бомбами и обстрелами. Но сопротивление агрессии Кремль не смог сломить. И митинг в Страсбурге это показал однозначно. Однако у Кремля в активе уже есть — диктаторский режим в своей стране, оккупация ЧР-Ичкерия, отторжение частей Грузии и Крыма от Украины, война на востоке этой страны, военное присутствие Кремля в Средней Азии и Казахстане, вторжение в Сирию и создание там своей военной базы, и давление на Запад организованным наплывом миллионов беженцев из Сирии.

Об этой опрометчивой политике Запада в отношение власти РФ – России в свое время предупреждал Президент Дудаев. Он говорил: «Если Запад считает агрессию Кремля против ЧР — Ичкерия «внутренним» делом России, то настанет день, когда Кремль будет считать и Европу своим «внутренним делом»! 

И мы видим, что партии ястребов на Западе стремятся к власти, они открыто ездят в Москву и похоже подогреваются Кремлем. Главный их козырь – критика массового наплыва беженцев из Сирии, теракты в Испании, Франции, Германии, Англии…, которые они считают результатом политики «мульти культуры». Но похоже не все так просто, как они это трактуют. Очевидно, что кому -то очень нужно столкнуть Европу с исламским миром. И мы должны понимать, что только Запад может нам оказать помощь в де оккупации нашей страны, ожидание же изменения системы власти в РФ -России пока еще иллюзорно.

Все это должно приниматься во внимание нашими политическими беженцами. И надо помнить, что главной задачей чеченского народа была и остается де оккупация территории ЧР – Ичкерия /суверенного независимого демократического правового чеченского государства/ и восстановление на всей ее территории легитимной власти, воссозданной при распаде СССР в 1991 году, и избранной на очередной срок в 1997 году. Но нужно и понимать, что без изменения ложного имиджа нашего народа и государства, с 1991 года, навязываемого Москвой остальному миру, задача наша трудно реализуемая. Все остальные направления действия нашего народа, в том числе и беженцев, могут, как мне представляется, только отдалить, как минимум, решение главной задачи.

На митинге говорили о Барт, религии, ссылке, учили как должны себя вести беженцы на Западе и т. д., но в основном о внутренних делах РФ-России, в тени была тема о де оккупации ЧР- Ичкерия. А об изменении имиджа ЧР-Ичкерия и чеченского народа почти никто не говорил. Какое государство мы себе представляем будет после де оккупации нашей страны? Об этом тоже молчали, за редким исключением. Организаторы митинга были в окружении десанта сараляпо – закаевских чиновников, и они, видимо, сыграли тут свою роль. И их представления во многом диаметрально противоположны друг другу, когда речь идет о будущности чеченского государства. Но, что примечательно, нет там места государству, воссозданному чеченским народом при распаде СССР в 1991 году, речь идет о ЧР- Ичкерия. И мне кажется, что организаторы митинга оказались под пятой чужих интересов, хотя они от этого и отмежёвывались.

Один из участников митинга Муса Ломаев справедливо написал  об этой связи: «Резолюция, которая как две капли воды похожи на те резолюции которые были сделаны кабинетом министров ичкерии» /сараляпо – закаевского м.з. /. И тут Муса Ломаев прав, это заметили и другие участники митинга.

Два других организатора митинга, изрядно  удивили, когда  пишут в своих трудах: «Упомянутые мною три страны, подобно Чечне, проявили этнический сепаратизм к своим метрополиям», и второй говорит: «Даже если допустить возможность российско-чеченского диалога гипотетически, в данный момент мы не являемся возможной стороной диалога, так как ни одно из существующих военных или политических движений не может и не уполномочен говорить от имени остальных. В этом мы видим главную на сегодняшний день стоящую перед нами проблему».  Похоже, что организаторы этого митинга не посвящены во все перипетии, навязываемые Кремлем против ЧР-Ичкерия. И при всех их заслугах они не знают, что такое рассуждение и есть то, что не хватает сегодня Кремлю в отношении чеченского народа и его государства. И с таким багажом знаний эти люди решились собрать народ на митинг в Страсбурге!

Из всего этого следует, что организаторы митинга в Страсбурге и окружившая их там «команда», хотя и спорят меж собой, но находятся на одной политической плоскости, которая выгодна Кремлю. И это не согласуется с волей чеченского народа, выраженного им 25 ноября 1990 года на ОКЧН /общенациональный конгресс чеченского народа/. И со всем этим нельзя соглашаться. И я призываю организаторов митинга, и тех наших граждан, кто еще находится в этом заблуждении, пока еще не поздно, отказаться от этой губительной для нашего народа линии, и действовать строго в рамках Конституции ЧР-Ичкерия. Она позволяет нам сохранить правовую базу чеченской государственности и бороться за де оккупацию нашей страны всеми возможными способами в рамках международного права.

Ахъяд Идигов

Председатель Парламента ЧР-Ичкерия / 1993-1997 гг./

1 марта 2017 г.